Главная страница » Визы для русских и белорусов — что дальше?

Визы для русских и белорусов — что дальше?

от admin
визы в Чехию

Два года Клавдия и Вера разыскивали информацию в архивах двух стран. Им удалось собрать достаточно сведений, чтобы составить родословную. Они нашли доказательства того, что, хоть они и родились в России, но имеют чешские корни. Еще до начала войны в Украине мать и дочь — Клавдия и Вера — обратились в Министерство иностранных дел Чешской Республики. Они предоставили документы, подтверждающие чешское происхождение, а в министерстве их называли соотечественниками. В январе 2022 года они должны были получить визы, однако спустя два месяца Управление МВД отказало им в ПМЖ, так же как и другим гражданам РФ, поскольку началась война.

«Парадокс в том, что брат матери и его семья как граждане Украины смогли обратиться в МВД Чехии с просьбой о ПМЖ на основании чешского происхождения. Однако мы не можем, поскольку мы — русские», — рассказывает Клавдия. — «Мой муж и несовершеннолетние дети не могут обращаться в консульство Чехии в Москве, поскольку посольству запрещено их принимать», — добавляет она.

Семья Клавдии в числе многих других в полной мере ощущает последствия санкций, введенных против России и Беларуси, хотя они и стараются доказать, что не имеют отношения к путинскому или лукашенковскому режиму. Десятки людей с подобными историями обращаются в редакции чешских СМИ. Наталья — из Беларуси. У ее матери скоро завершается срок пребывания в Чехии, необходима процедура продления. «Ей 83 года, она после операции и очень больна, ей нужен уход, который мы с мужем обеспечиваем здесь», — говорит Наталья для News List. Однако в разрешении на долгосрочное пребывание ее матери отказали. «Мы с мужем живем в Чехии около 17 лет на основании ПМЖ. У нас белорусское гражданство, хотя мы совершенно не идентифицируем себя со страной гражданства», — рассказывает Наталья. Она признается, что не знает, что делать: должна ли она отправить больную мать в Беларусь, надеясь на улучшение ситуации?.. На ее взгляд, такая ситуация является дискриминацией по признаку гражданства. В начавшейся войне Украины с Россией, они с супругом безоговорочно поддерживают Украину. Они участвуют в благотворительных мероприятиях, внося свой вклад в закупки гуманитарной помощи, поддерживают украинсую сторону в соцсетях, размещая антивоенные посты, однако чешское государство считает их агрессорами. Наталья говорит, что не может вернуться в Беларусь со своей мамой, ведь в Чехии у нее функционирует бизнес, а ее ребенок посещает чешский детский сад. Кроме того, из-за активности в социальных сетях и политическийх взглядов, для Натальи очень опасно возвращаться в Беларусь.

Дарья родом из Сибири, год назад она стала работать в научном институте города Брно. Она переехала в Чехию одна, но вскоре к ней должны были присоединиться супруг и шестилетний сын. Сначала их приезду помешала пандемия, затем началась путинская агрессия в Украину. «Я не могу воссоединиться с семьей уже больше года», — говорит Дарья.

До войны адвокат Игорь Жижко осуществлял деятельность по оказанию юридических консультационных услуг иностранцам. Белорус по происхождению, он с первого дня войны бесплатно консультирует украинских беженцев. «Я эмигрировал в Чехию в 1996 году, в 2003 году получил чешское гражданство. В Чехии я окончил юридический факультет и зарабатываю на жизнь юристом», — рассказывает Игорь Жижко. Недавно ему самому пришлось оказаться в сложной ситуации, в которых раньше оказывались его клиенты. Его мать и бабушка оставались в Беларуси. Мать Игоря последние 20 лет ухаживала за его тяжело больной бабушкой, которая скончалась в марте. Игорь с матерью планировали, что после траурной церемони она переедет к сыну в Чехию. Однако планы были нарушены постановлением правительства от 2 марта 2022 года: было принято решение о прекращении приема и обработки заявлений на получение виз и разрешений на долгосрочное и постоянное проживание граждан Республики Беларусь. «Однако была проигнорирована большая группа членов семьи ЕС», — добавляет Игорь Жижко. — «Когда я позвонил в министерство и спросил, кто принимает решения об исключениях, меня направили к министру. Но министр отказался встретиться. В итоге оказалось, что решение принимает сотрудник визового отдела, по сути, чиновник решает, применять европейский регламент или нет», — рассказывает Жижко.

Похожие новости

Новости Чехии